Персональный сайт - Ветви. Владимирова (2)
Среда, 07.12.2016, 15:24
Сайт студии "АЗ"
Главная | Ветви. Владимирова (2) | Регистрация | Вход
Меню сайта
Ветви: Студенческий литературно-публицистический альманах
Тамбов, 2000. – 68 с.
-----

Елена Владимирова

МЫ ИЗ АЗА

Говорить о таком уникальном явлении, как A3, можно долго. В самом названии, несмотря на исчерпывающую краткость, заключена масса информации. Это и аббревиатура, скрывающая истинное название – Академия Зауми, - и крик самовыражения с оттенком индивидуализма – «A3 есмь и глас мой слышен». В большом смысле A3 – это союз тех, кто вышел ЗА пределы традиционной поэзии. А в более мелком масштабе – студия Академии Зауми, где постигают Азы поэтического искусства.
Говоря об Академии Зауми, нельзя не упомянуть о ее руководителе, Сергее Бирюкове, который является теоретиком авангарда, талантливым поэтом и который вообще много чего умеет не совсем обычного – слушать музыку в падении КАмня и КАпли, например. Он является одним из учредителей Академии Зауми, которая возникла на базе литературного объединения «Слово».
Целесообразно ли говорить о школе Бирюкова? Ведь в Академии все такие разные. Нельзя сравнивать, допустим, творчество Алексея Шепелёва и Елены Часовских – просто потому, что люди эти мыслят разными категориями. И отличие авангарда от традиционной поэзии вовсе не в форме, как многие думают, а в способе мышления. Форма – следствие. Форма определяется содержанием. Можно использовать новые приемы в поэзии, оставаясь, однако, традиционалистом. Традиционалист видит вечные, неизменные стороны жизни. Авангардиста же привлекает как раз изменчивость жизни, ее игра.
Так как же со школой Бирюкова? У Аза, в общем-то, нет единой теоретической основы, наличие которой подразумевает школа. Некоторые, правда, разрабатывают собственные концепции, определяющие творчество и стиль жизни. Так внутри студии A3 появилось ОЗ, Общество Зрелища.
На сегодняшний день «на совести» Академии Зауми много выступлений и публикаций. Еще больше непрочитанного и неопубликованного. Это неподражаемое в своей алогичности ОЗ (А. Шепелёв, А. Фролов, А. Толмачёв), это серьезная и вдумчивая поэзия Г. Минаева и Н. Конопкиной, это глубокие по содержанию и совершенные по форме стихи Р. Минаева и Е. Часовских, это интеллектуальная поэзия Л. Федулова и Л. Лапина, это многообразные и яркие эксперименты М. Гавина, это экспрессивный и эрудированный С. Левин, это чуткая, изысканная и слегка ироничная Е. Лебедева, это глубокомысленные и пространные стихи О. Ловилиной, представитель старшего поколения академиков В.Г. Руделев, хранитель архива Академии Зауми О. Сперанская, это творчество С.Е. Бирюкова, это поэзия нижеподписавшегося, которой он, в силу авторской скромности, оценку давать не будет и многое-многое другое.
Что же общего у всех АЗовцев? А общее у этих далеко не худших представителей человечества то, что это все люди, которым, образно говоря, каким-то невероятным ветром сорвало флюгеры е крыш. И с тех пор они смотрят на все четыре стороны света вне зависимости от направления ветра. Им никто и ничто не диктует: ни время, ни социальные катаклизмы, ни общепринятые нормы, пи даже их вышеназванный руководитель. Вообще об отношении академиков к Бирюкову нужно говорить особо. На пьедестал его здесь не возводят и памятников при жизни не ставят, в том числе и нерукотворных. Испытывают к нему уважение вкупе с любовью и благодарностью плюс здоровая доля восхищения, вполне им заслуженного. Азовцы понимают, что по большому счету иерархии среди поэтов не существует. Можно сочинять стихи, а можно быть Поэтом. Кто-то понимает поэзию как средство самовыражения, а кто-то священнодействует, совершая таинство со словами. И в этом, наверное, различие рифмоплета и Творца.
Понимают поэты-заумники и другое. А именно то, что пути к творчеству у всех разные. И каждый на своем пути непременно должен быть один. Потому нет здесь коллективных задушевных бесед, совместного досуга и прочих атрибутов дружного коллектива. Но неизменным в нас является то, что все мы ощущаем себя птенцами одного гнезда – да простит меня Пушкин за заимствованный у него образ.
Древние учили не пытаться войти дважды в одну реку. И были правы. Вес течет, вес изменяется. Как знать, не выпадем ли мы из гнезда, один за другим? Ведь это очень трудно – сохранять такую многоликость в единстве. Да если и выпадем – что здесь плохою? Если бы крылья не окрепли да перья не выросли – кому нужны скороспелые вундеркинды или поэты, от двадцати до пятидесяти носящие почетное звание «начинающих»? А так – подросли, оперились. Лететь можем. А вот стаей полетим, или по одному, или парами – время покажет. Одно можно сказать определенно: A3 уже не прежний. Вот приедет Сергей Евгеньевич, посмотрит на растрепанное и потерянное свое детище и, как знать, не воскликнет ли он словами темпераментного гоголевского персонажа: я тебя породил, так сказать, я тебя и ... Шутка, конечно. Уж Сергей-то Евгеньевич как никто другой знает, что в поэзии на месте стоять ну никак нельзя. И где бы мы пи оказались, куда бы нас, лишенных флюгеров, ни забросил ветер перемен, мы всегда можем сказать, что гнездо у нас – одно. Общее.

1999 год

Форма входа
Календарь новостей
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2016 Сделать бесплатный сайт с uCoz